суббота, 5 ноября 2016 г.

Мученичество святого Филумена

Отец Филумен во время служения
на Святой Земле

Служба святому

Перевод с новогреческого отрывка из книги «Святой новосвященномученик Филумен Кипрский». Орунда, Кипр. 2007. Перевод можно цитировать и публиковать, а при желании — ссылаться прямо на оригинал: «Ὁ Ἅγιος Νέος Ἱερομάρτυς Φιλούμενος ὁ Κύπριος. Βίος καὶ Πολιτεία μετὰ Παρακλητικοῦ Κανόνος καὶ Χαιρετισμῶν. Ὀρούντα – Κύπρος, 2007. — Σσ. 158.» В фигурных скобках проставлены страницы оригинала.

{73} Последним назначением [отца Филумена (здесь и далее — прим. пер.)] из Патриархии [Иерусалимской] было настоятельство в Неаполе (Намплус), в часовне у колодца Иаковля. В этом служении святому Филумену предстояло множество трудностей. Его стали часто посещать фанатично настроенные сионисты с требованиями вынести из храма иконы и Крест. Они утверждали: колодец Иакова — место паломничества и поклонения иудеев. Много раз святой Филумен объяснял им, что христианское присутствие в этой стране насчитывает уже две тысячи лет, что их притязания не имеют оснований, но все это нисколько не изменило их взглядов. Один из них ежедневно приходил помолиться. Святой Филумен, любящий безмолвие и кроткий, старался не провоцировать посетителя и, когда тот входил в часовню, прекращал свою службу, а возобновлял ее лишь после его ухода.

Внутреннее убранство часовни у колодца Иакова

Рассказывает архимандрит Иерусалимской Патриархии Софроний. «Блаженный отец Филумен говорил, что {74} каждую пятницу многие из нетерпимых к другим верованиям фанатиков из иудеев приходили поклониться колодцу Иаковлю. Они постоянно просили его вынести все и иконы и даже Распятие, удалить их, потому что колодец — их собственность, а вовсе не христиан. Иначе, дескать, он пожалеет, да будет поздно. С того времени, как святой пришел туда, его постоянно запугивали, но он владел еврейским языком и своими ответами приводил их в замешательство и заставлял умолкнуть».

О подобных же затруднениях святой Филумен часто упоминал в разговорах с теми, с кем имел общение.




Блаженный митрополит Вострский Гименей, к примеру, рассказывал, что святой много раз ему передавал: если он не уйдет от святого колодца, его угрожают убить. То же открыл он отцу Феодосию, старцу женского монастыря святого Лазаря в Вифании. Эту обитель он посетил за неделю до мученической кончины. «Пришел в монастырь, — вспоминает сестра Митрофора, — за просфорой, чтобы совершить Литургию. Тут был и наш старец, о. Феодосий, которому святой сказал:
Старец Вифанского
женского монастыря
о. Феодосий

— Как поступить, старче? Пусть убивают. Что поделаешь? Мученичество спасает.

Несмотря на угрозы, которые слышал святой, он принял решение остаться на месте».

«Он был, — передает о. Евдоким, — человек {75} жертвы и долга. Но имел вместе и глубокую веру к Богу, и надежду, что, если его и убьют, свидетельство его мучения примет Бог, почему сотворил послушание и ушел к колодцу Иакова».

[…]

К вечеру 29 ноября 1979 года, дня, когда Церковь чтит святого мученика Филумена, в Анкире пострадавшего в царствование Аврилиана в 270 году, «неизвестные», по версии полиции, незаконно проникли на территорию у колодца Иаковля. День выдался дождливый, паломников не было, — они нашли возможность укрыться от непогоды и остаться в монастыре до четырех вечера, когда уходил сторож. В 17:00, в то время, когда святой завершал вечерню, на него напали с топорами, а после зверских издевательств убили, одним ударом рассекая лицо и отрубая пальцы правой руки, которую, видимо, {76} он протянул, пытаясь заслониться. Изрублены были также нижняя челюсть, глаза, ступни. В довершение неизвестные осквернили и церковь, иерейский крест и Дароносицу, а когда убегали, кинули самодельную бомбу, окончательно порушив все, что было внутри.
Святой Филумен (справа)
и его брат-близнец, о. Елпидий

Утром следующего дня, в 7:00, когда сторож вошел в ограду святого места, он огляделся, но святого Филумена нигде не было видно. Позвав его несколько раз и не получив ответа, он начал искать по разным помещениям. В какой-то момент он вошел в храм, и там обнаружил тело мученика. Тут же он сообщил в полицию, а она, в свою очередь — в Патриархию.

Оттуда на место отправились митрополиты: Кесарийский Василий и Германский Петр, отцы: Григорий, Мелитон и Дионисий, и еще некоторые монахи. Печально было зрелище, открывшееся им: иконы в ярости разбиты, от Распятия отрублена левая рука, святая риза исчезла… Самодельная бомба, которую «неизвестные» бросили в храм, сотворила такую разруху, что казалось: все здесь заброшено многие годы.

Тело святого Филумена уже забрало начальство в Тель-Авив, чтобы сделать вскрытие, а через пять дней сообщили отцам Святогробского братства [его членом был священномученик, почему он зовется еще и Святогробцем], что они могут подъехать и забрать его.

Рассказывает отец Софроний. «Со мной приехали еще три отца из Патриархии и нам его выдали совершенно голым. Когда мы спросили, где же его одежда, последовал ответ: «В Неаполе». Хорошо, что у нас было с собой все необходимое, и мы смогли облачить его! Но вы не представляете, как он был изрублен! Лицо неузнаваемо, со следами мучений».

С печалью взяли отцы мощи святого, чтобы приготовить его к погребению. Но несколько минут спустя обнаружилось нечто удивительное. Тело мученика, хоть после смерти и минуло уже пять дней, не подверглось видимому смертному окоченению. Напротив, оно было мягким и гибким, как при жизни.
Св. Филумен у колодца
Иаковля

Вспоминает отец Софроний. «Когда я начал его одевать, — потому что другие не могли даже смотреть на него из-за ран, — говорю отцу Филумену, словно живому: «Старче мой, помоги мне теперь одеть тебя. Видишь, я один?» Когда начал облачать его в рубашку, одна рука так и опустилась в рукав. Потом другая. И ноги! Я их соединил, когда одевал, а когда закончил, они и остались так».

Как только тело приготовили, перенесли его {78} сначала в Патриархию, затем в храм святой Феклы. Там, 4 декабря 1979 года, состоялось отпевание в присутствии отцов Святогробского братства, родственников святого и множества народа, и не только православных, но и инославных, и мусульман.

«Многие пришли, — вспоминает отец Софроний, — даже иных исповеданий, мусульмане, ходжи… Все любили его, желали дать последнее целование. Какой плач! Какое рыдание! Все оплакивали его, так это был добрый и святой духовный наставник».

Как только закончилось отпевание, народ и клир в сопровождении полиции, которую еще с утра прислало израильское правительство, опасаясь возмездия, пришли на кладбище святогробского братства в Святом Сионе, где и состоялось погребение страстотерпца.
Мощи священномученика

Месяц спустя после мученической кончины святого Филумена к колодцу отправились {79} настоятельница Вифанского монастыря Евпраксия с сестрами Митродорой и Макарией и игумения обители Великой Панагии, монахиня Нимфодора с сестрой Феодулой, чтобы убраться в помещении и приготовить его к служению тех отцов, которые в будущем будут сюда назначены. К сестрам присоединились и тогдашний Патриарх Венедикт, митрополиты Кесарийский Василий и Птолемаидский Палладий, архимандрит Григорий и блаженный старец Вифанской обители, о. Феодосий.


Монахини Вифанского монастыря
с духовником, о. Феодосием
«Войдя в часовню, — вспоминает сестра Митродора, — мы повсюду увидели кровь: на полу, стасидиях, железных перилах лестницы, стенах… Но неприятного запаха не было. Казалось, святой не умер сразу после ударов, но его протащили к выходу. А может быть, он пытался подняться на одну-две ступени лестницы, а потом упал туда, где его в конце концов и нашли, у деревянного стола, в нижней части лестницы, справа… Итак, мы начали уборку. Согрели воды и взялись, но вся эта кровь не уходила. Будто сочилась из пола… А мы оттирали ее и плакали».

Комментариев нет:

Отправить комментарий