вторник, 29 ноября 2016 г.

Преподобный Дионисий с острова Скиафос (1802 — 1887)

Перевод с новогреческого, публикуется в сокращении

Преподобный Дионисий,
в Фире и на Скиафосе
просиявший
Прошло более ста лет после успения блаженного иеромонаха Дионисия, известного старца со Скиафоса, о котором сказал А. Пападиамантис [1] : «Если бы он родился до IV века, был бы мучеником, если бы после — преподобным». … Цель настоящей краткой биографии — сохранить благоухание подвижничества этого великого старца в сердцах новых любителей добродетели, которые чтут предания отеческие. …

Юность

Старец Дионисий родился на острове Скиафос в 1802 году, в день Пасхи Господней. В крещении принял имя Димитрий. Был сыном Епифания Димитриадиса (1760— 1827), воеводы острова, который, в свою очередь, приходился сыном председателя Димитракиса Икономоса и почил в монастыре Благовещения на острове Скиафос с монашеским именем Давид. От юности Епифаний возлюбил учебу. На эту любовью его вдохновил добрый отец. … Епифаний учился у Стефана Дапонде, отца известного монаха Кесария из Ксиропотама, последователя движения колливадов, когда был в Румынии, а оставил учителя, перейдя в Афонскую школу Афониада. Епифаний Димитриадис считается одним из лучших учителей рода.

Святой Дионисий унаследовал от отца прозвище «Словеснейший», которое постарался утвердить любовью к греческой грамматике, подражая рясофорному монаху Давиду и игумену Алипию, дедушке и дяде своим. От них он перенял и умножил любовь к монашескому жительству и жертвенному служения матери-Церкви: ей он посвятил и таланты, и силы. Образование довелось получить в школах Константинополя и Пароса у ученейших наставников, клириков и мирян.



На Паросе юноша в течении двух лет учился у священника Илии и знаменитого подвижника Кириллакиса Коливада, — последний постриг его в малую схиму и дал в постриге имя Даниил.

Скиафос в 1920 году.
Старая открытка
По возвращении на Скиафос, дядя нового монаха, игумен Алипий, поставил его учителем острова. Первое учебное помещение находилось в деревне, у чтимой обители Благовещения. Многие из тех, кто станет достойнейшими словесниками в будущем, теперь сделались его учениками, среди них — отец Мораитидиса , который приходился святому двоюродным братом.

Из Пароса преподобный пришел на Афон, и это стало значимой вехой его жизни. Он подвизался в строгом общежительном монастыре святого Пантелеимона. Вскоре принял великую схиму [2]. Как отличавшегося смирением, о. Дионисия рукоположили в сан иерея. Он жертвенно служил обители и снискал уважение на всей Святой Горе.

В 1836 году о. Дионисия призвали во Вселескую Патриархию, в советники Патриарху Григорию VI, а после него — Анфиму IV. Но антицерковная деятельность баварцев [3]  вынудила его возвратиться в отечество к великой печали многих духовных чад, оставшихся в Великом городе. Образованность и добродетель снискали ему уважение и любовь всех. Каждую субботу преподобный служил всенощное бдение [4] , проповедовал слово Божие во многих храмах Царского града.

Старец Дионисий Скиафский и святые места острова

Прибытие святого на Скиафос особенно обрадовало жителей острова. Первейшим делом здесь стало обновление древнего монастыря Богородицы Иконистры, где вот уже столетие пребывала чудотворная икона. Труды старца Дионисия для обители превышали человеческие силы. Он принес сюда и свое собрание книг, которое насчитывало четыре тысячи томов, и между ними были и дорогие издания греческих Отцов Церкви и древне-греческих классиков. Он устроил одежную, сапожную и столярную мастерские, благоукрасил храм с архондариком, территорию и сад, установил общежитие для десяти монахов. Все совершалось по образу Святой Горы.

Икона Пресвятой Богородицы Иконистра
 (Εικονίστρα, Κουνίστρα)
Близ обители Иконистры находился другой монастырек, посвященный Рождеству Честного Предтечи, который называли еще обителью Парфениса по имени основателя, монаха Парфения Скиафского, и родных братьев, Парфения и Иакова, последователей его. Здесь о. Дионисий учредил малое монашеское братство. […]

Два эти монастыря, вместе с обителью Благовещения, стали тем центром, где духовно окормлялись жаждущие того благоговейные островитяне.

Обитель Благовещения
на Скиафосе
Но не замедлили и к этому достойному делателю виноградника Господня прийти беды. […] Его обвиняли в противодействии Оттонам и сотрудничестве с опальным Христофором Папулакосом [5]. Как мы уже писали, Оттоны и баварцы яростно притесняли обители и разоряли их [6], потому что хорошо знали, что они — оплот Православия и утверждение верных. И чужеверный король, и гуманисты разделяли желание баварской династии подчинить себе Церковь, и хоть как-то использовать в подобных целях и сих церковных вождей. Многими словами соблазняли и уговаривали они святых. Но непокоренный дух старца Дионисия не мог перенести уничижения Церкви Христовой. В священнодействиях своих он не поминал имени еретика, главы государства.

Преподобные Дионисий со Скиафоса
и Христофор Папулакос
Верно и то, что преподобный Дионисий сострадал, сочувствовал и разделял взгляды реформаторского движения Папулакоса, усердие и вера к которому прежде взволновали весь Пелопонес, — он последовал ему с воодушевлением. Святой Христофор Папулакос, старец Дионисий и слушатели их пламенных проповедей желали Церкви святой и живой, далекой от королевской опеки; монашества святоотеческого, живого; веры без суеверий народных и фанатизма. Столп благочестия и воин Христов Дионисий, не устрашившийся угроз, пишет: «В Великую субботу пришли уполномоченные офицеры военного-морского ведомства. Нашли меня совершающим службу. Сказал им: «Дайте закончить Литургию». И сразу после нее взяли меня и повезли в город, в трюме военного корабля, в одной рясе, не позволив взять с собой ничего…»

Так продолжилась Страстная Седмица для не склонившегося перед угрозами старца. Пасху пел он дорогой в ссылку. После десяти месяцев пребывания в Идре его отправили в Фиру [7].

Благочестивый старец трудился и там. Обходил деревни, храмы и монастыри острова Санторин и учил народ. Советовал священникам ежедневно звонить в колокола, совершать последования тщательно, хотя бы и для одного прихожанина. Ведь и перекреститься, услышав колокольный звон, уже хорошо… К сожалению, обильные и самоотверженные труды, которые старец оставил на Скиафосе, завершились бедствием. Монахов его изгнали, и они благоразумно разошлись по обителям островов Парос, Идра и Сирос. Жители и церковное начальство словно объединились в страхе перед оставшимися монахами, единственным стяжанием которых, как и у старца их, была поношенная ряса.

Многоволненное житие старца Дионисия Скиафита

Преподобный Христофор Папулакос
В обители святого пророка Илии в Фире повстречались два ссыльных героя: Дионисий и Папулакос. Под одной крышей двое возлюбленных братьев молились, помогали друг другу, укрепляли друг друга. Посетители продлевали дни пребывания в монастыре двух иноков-смельчаков, приходя поисповедоваться и принять отпущение, утешение и благословение. Папулакос отправлял их под епитрахиль Дионисия, под которою склонялся и сам. Но гонители не желали соработничества святых, считали их бродягами и мошенниками, прельщающими народ, а потому решили немедленно удалить. Папулакоса сослали [8]  в монастырь Панахранту на острове Андрос, а Дионисия — в обитель Татарнис в Эвритании. Первый остался на Андросе до преподобнической кончины ( 18 января 1861 года), где, вопреки строжайшим указам правительства, развил многоплодную проповедническую деятельность. Дионисия же в конце концов не переселили на Эвританию, но он остался в Фире «под наблюдением строжайшего из епископов, дабы не мог перейти в другое место и дабы пристально надзирали за поведением его»…

Однако позже, после десятилетнего, полного духовных трудов и плодоносия пребывания на Фире, святой пришел на Идру, по приглашению адмирала Афанасия Миаулиса, сына героя Греческого сопротивления Андрея Миаулиса . Центром его здешней благотворной деятельности для острова не могло быть ничто, кроме монастыря. Он принимал гостей в монастыре пророка Илии, а позже его приютила обитель святого Николая, которую он обновил, и приукрасил, и соделал местом возлюбленным для общества Идры, ибо в нем оно обрело любвеобильного отца, пастыря доброго, вдумчивого духовника, строгого подвижника и неутомимого служителя Бога Вышнего.

Ученый епископ Сироса Александр Ликургос, поддержавший деятельность старца Дионисия на Идре, приехал, чтобы похитить его, пока этого не сделали другие. Он перевез святого на Сирос, где его приняли с радостью и честью, как лучшего из духовников. Неутомимый старец с юношеской ревностью продолжил и здесь богоугодные дела. Основал монастырь в честь святой Параскевы и вскоре соделал его местом паломничества для всего острова. Прекрасный храм, простой архондарик, скромные монашеские кельи напоминали Святую Гору. Подвижническая жизнь старца снискала благосклонность островитян, которые приходили сюда, чтобы исповедаться и получить совет. И здесь не оставил отец Дионисий доброй привычки совершать бдение каждую субботу, в присутствии малого числа верных. «Имел благословенный, — пишет А. Мораитидис, — прекрасную склонность созидать и миловать. В руках его не задерживались деньги. Сегодня у него была тысяча драхм, завтра — ни единой мелкой монеты». Здесь впервые втретился и сам Мораитидис со своим дядей-старцем, который убедил его учиться.

Последние годы жизни о. Дионисий проведет в безмолвии, на возлюбленной родине. Он снова начнет восстановление монастыря, посвященного ревностному пророку Илии, в храме которого будет приносить Бескровную Жертву. Из-за труднопроходимой горной дороги редкие смогут добраться сюда, чтобы присутствовать на Литургии, обрести утешение и укрепление.

В обители святой Параскевы
Снова составил здесь святой строгое общежитие. Его монахи всегда носили кукуль, опускающийся на глаза […]. Он старался передать любовь к подвигу, особенно — учениками своим. Любил бдение, псалмопение, пост, обучение и принимать странников. Был делателем умной молитвы, которой наставлял и простых соотечественников. Раздавал четки и милостыню. [...] На всенощных бдениях был столпом неусыпным, сам пел в особой манере, со слезами. Храм, где совершал Литругию, желал видеть чистым, светлым и украшенным. Благоговение, молитва и умиление старца привлекали в этот храм всех и передавались боголюбивому собранию. Насколько он был скромен во всю жизнь свою, настолько же изобиловал добросердечием к приходящим. Ночная молитва притягивала его. Лишь малая часть ночи уделялась отдохновению сна. В привычку вошло у святого первым бить в било, чуть позднее полуночи, на утреннюю монашескую службу.

Преподобническая кончина
[…]
Старец Дионисий почил 30 декабря 1887 года, после чтения вечерней молитвы (повечерия). Соворил крестное знамение, укрылся наметкой клобука, прилег на диван и уснул сном мирным и вечным, прелетев от земных обителей к небесным. Незадолго до этого он просил у помощника, иеромонаха Иеремии, тридцать свечей. Тридцать человек было на отпевании его. […] Мудрый и добродетельный старец Дионисий стал и для Скиафоса превосходным духовным руководителем. После обретения мощей было явлено знамение его преподобничества. Они источали благоухание, а честная глава свидетельствовала о чистоте.

Автор: Старец Моисей Святогорец
Август 1995 года
Источник:  Ο γέροντας Διονύσιος της Σκιάθου (1802 — 1887). \\ Ετήσια έκδοσις της Ιεράς Κοινοβιακής Μονής Οσίου Γρηγορίου Αγίου Όρους, «Ο Όσιος Γρηγόριος», σελ. 37 — 50, περίοδος Β’, έτος 1995.

Память преподобного Дионисия 30 декабря.


Обложка изданной
службы святому
Дионисию
Служба преподобному написана и издана, но в интернете ее нет. Буду благодарна, если кто-то поделится хотя бы тропарем святому.

Сноски

[1] Известный греческий писатель. Здесь и далее — прим. пер.
[2] С именем Дионисий.
[3] 7 мая 1832 года Франция, Россия и Англия приняли совместное решение о провозглашении королем Греции сына баварского короля Людовика Оттона (Отто) Вительсбаха. Начавшийся период «Баварократии»  продлился до 1862 года и принес Греческой Церкви много бед и горя. 
[4] Агрипнию, которая длится всю ночь.
[5] Среди главных оппонетном баварского правления выделяется фигура Христофора Папулакоса (1770 – 1861), одного из самых харизматических деяятелей новогреческой истории. Он стал монахом уже в зрелом возрасте, а после двадцати лет отшельнической жизни — проповедником, путешествующим по селениям Пелопонесской области. Евангельский закон он ставил выше указов католического короля и призывал не поминать на службах Оттона и его супругу. За слово свое много раз был в заключении. Прославлен как местночтимы святой, у мощей происходит множество чудес и исцелений.
[6] По решению регентской комиссии, состоявшей из протестанта и католика, и короля Оттона, вооруженные отряды врывались в православные обители, удаляли их насельников и начинали грабеж. Сбивали иконы со стен, врывались в алтари, хватая все что попадется под руку и сваливали в кучу посреди храма. Там разбирали: ценные вещи переписывались, а остальные сжигались. Затем монастырь опечатывался, а монахи оставались выброшенными на улицу. Из 563 монастырей было разграблено 412.
[7] Столица острова Санторин.
[8] На семь лет. Его имя после кончины стало легендой и символом борьбы за Православное наследие. Мощи святого Христофора Папулакоса находятся на его родине в Пелопонесском селении Арбуна.


Комментариев нет:

Отправить комментарий